ЛЕТЕТЬ НА СВЕТ

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

ЛЕТЕТЬ НА СВЕТ

Сообщение автор Carmonka в Сб 13 Авг 2016 - 19:18




Опубликовано также на:

https://ficbook.net/readfic/4662392

http://surgebook.com/id2259595/letet-na-svet

**************************************************
Я на «Книге фанфиков»
Я в «Контакте»
Я в «Живом Журнале»
avatar
Carmonka
Участник форума

Ошибки не учат, время не лечит.

http://carmonka.mybb.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ЛЕТЕТЬ НА СВЕТ

Сообщение автор Carmonka в Сб 13 Авг 2016 - 19:21

Когда трансформация завершилась, и сознание Нель отпустило, первой мыслью было… Нет, не мыслью. Ощущением. Четким, ярким, резким, ослепляющим, как молния в ночном небе — сегодня они видятся в последний раз.

Ран так и не смог понять, отголоски ли разума Нель спроектировали будущее знание, или собственное взвинченное ментальное состояние сыграло с ним злую шутку, превратив страхи в уверенную обреченность. Но только ощущение не отпускало, ледяным холодом сковало изнутри, подчиняя слабую плоть клетка за клеткой. И он впервые почувствовал непреодолимое, сумасшедшее желание выбраться наружу из собственного тела, избавиться, освободиться.

Вдох, выдох, вдох…

Парень задержал дыхание, как когда-то учили новичков на базе. Почти силой заставил себя ни о чем не думать, подчиниться рвущейся изнутри боли. Расслабиться.

Еще раз вдох, выдох, вдох… Еще раз, еще…

Еще, пока в онемевших ступнях не закололо. Еще, пока в окоченевшие руки не вернулась сила. Еще — до тех пор, пока не осознал: тело слушалось. Омерзительный холод постепенно отступал, снова превращая тело в прохладную, но знакомую, родную оболочку.

Ран встряхнул кисти, потянулся. Сосредоточился, фокусируя рассеянный взгляд на том, что сейчас важно… нет, необходимо увидеть и понять.

Кругом лес. Со всех сторон только деревья — огромные, с высоченными зелеными кронами, закрывающими серое небо, и толстыми, шершавыми коричневыми стволами. По ним, извивающимися линиями бесшумно сочился липкий оранжевый сок, смешиваясь с каплями дождя.

Под ногами — бурая трава. Влажная.

Ран сел прямо на нее, скрестив ноги. Огляделся. Нигде даже намека на Проход.

Значит, придется ждать. Опять ждать.

Но сейчас он хотя бы представляет, чего именно нужно ждать. И что произойдет, когда тонкими Гранями соприкоснутся два таких непохожих измерения: властный и пугающий Мигдаль и его собственное — Нарда. Мир-ловушка, мир-иллюзия… Он уже видел, как пространство покрывается рябью, на мгновение искажая правильную, красивую картинку реальности, превращает ее в другую — черно-белое зеркальное отражение. Он помнит, как важно успеть проскочить именно в ту секунду, когда рваные края Граней манят к себе тусклым, едва заметным для человеческого глаза свечением. Он знает…

Вот! В этом проблема. Теперь он знает. Много. Слишком. А еще вспоминает то, что когда-то предусмотрительно стерли из его памяти. И зря, потому что всё это человеческий мозг не в состоянии проанализировать, не приспособлен помнить. Потому мысли путаются, потому обрывки прошлых ощущений вызывают физическую боль, потому нет четкой границы между его разумом и тем, к чему позволяет прикоснуться Нель.

Она сильнее. Всегда была… Она — Проводник. Он — всего лишь Путник. Его тело не учили переваривать такое. И без нее он просто не сможет выжить. Нигде, даже в Нарде. Вместе они одно целое, порознь — никто. И пусть так никогда не должно было случиться, пусть так никогда не было до них. Но ведь они случились, а значит, даже в Мигдале возможны исключения из правил. Значит…

Ничего не значит. Для Высших они вместе или каждый в отдельности — ничто. Им были, в него же вернутся. Все они, превращенные в людей.

Ран откинулся назад, опираясь на локти. Затем передумал и улегся на спину. Уставился на небо, подставляя лицо моросящему дождю. Закрыл глаза. В который раз попытался собрать вместе все, что уже знал и пока еще помнил. В который раз отчаянно желал разобраться, что происходит. Почему происходит, и почему именно так. С чего началось…

…Тяжелые шаги с грохотом нарушали тишину, гулким эхом разлетались в пролете между этажами башни. Металлические ступени вздрагивали, мягко пружинили под его весом.

Ран спешил.

Надо же быть таким придурком — забыть фотон. Хорошо еще, вспомнил сейчас, и есть время вернуться, а не в тот момент, когда на базе должен продемонстрировать все, чему научился. Нет, он все-таки законченный идиот! Умудриться забыть именно сегодня, в день, которого так долго ждал, к которому так стремился — официальное завершение подготовительного курса.

Дальше каждый получит долгожданное распределение и Цель. По какому принципу Высшие решат, кому быть Путником, кому — Исполнителем, а кому — Курьером, им не объясняли, но Рана это никогда не волновало настолько, чтобы пускаться в расспросы. Как, впрочем, и его однокурсников. Их всех учили быть людьми, владеть и управлять полученной оболочкой-телом, одновременно подготавливая к любой из возможных Целей. Хотелось надеяться, что он, действительно, готов и сможет сегодня это достойно доказать экзаменаторам. Кем станет — определят за него согласно проявленным способностям.

И все же в последнее время ловил себя на мысли, что не отказался бы от статуса Путника. Пусть не самая значимая Цель в иерархии Мигдаль, зато каждому полагается свой Проводник.

О последних им тоже не рассказывали, но в отличие от критериев выбора Целей, тема Проводников интересовала и обсуждалась. Правда, почему-то все расспросы о них пресекались, а недостаток информации, помноженный на любопытство и запрет, порождал бесчисленное количество слухов и легенд.

В том, что многое из услышанного в лучшем случае вымысел, если не откровенное вранье, Ран не сомневался. Единственное, что знал наверняка: Проводники — другие. У них иные тела и совсем другие функции. И почему-то всякий раз, размышляя об этом, пытаясь представить, как могут выглядеть такие же, как они, и вместе с тем — совсем непохожие люди, чувствовал необъяснимое волнение. Может, тоже самое происходило и с однокурсниками, но непонятная физиологическая реакция пугала, о ней не хотелось рассказывать. Проще сделать вид, что ничего не происходит.

И все же не настолько пугала, чтобы совсем не думать.

Еще поговаривали, что именно они заменяют Путникам фотон, что с их помощью можно перемещаться в измерениях и даже считывать мысли и ощущения Обычных. Ран, хоть и научился управляться с дурацким, забытым дома устройством, никогда его не любил. Мысль, что, став Путником, он, возможно, навсегда избавиться от фотона, увеличивала и без того сильное желание добиться именно этой Цели. Яркая судьба, по-настоящему новая сущность…

О прошлой Ран ничего не помнил. Только свет. Молочно-белый. И пустота, которую чувствуешь, словно ты — ее неотъемлемая часть. Или она — часть тебя.

Говорят, такие, как он, прошли через ужасную боль.

Ее Ран тоже не помнил. Просто знал, что она теперь точка отсчета в новой судьбе. С какого-то момента события сами собой начали откладываться в памяти. Позже пришло осознание, кто он. Измененный. Один из миллиона илади, потому что выбор Высших пал на него. Чуть позже появились эмоции, чувства… Он шел вперед, не раздумывая. Сжился с полученным телом, сроднился с ним, превратился в человека.

А сегодня должен доказать, что Их выбор правильный, они не ошиблись — он, действительно, готов к своей Цели.

Ран волновался. Никак не получалось сосредоточиться. Забытый фотон — яркое подтверждение. Надо собраться, взять себя в руки. Но будущее манило и пугало одновременно, и легче о нем просто не думать. Особенно, сейчас, когда до решающего момента осталось совсем чуть.

Лестница закончилась, а вместе с однообразными ступенями — тревожные мысли.

Ран остановился у двери. Вредная железяка опять не хотела считывать радужку, блокируя вход. Потом, помучив, все-таки позволила пройти, бесшумно уплывая в сторону — уже чудо для такой махины. Он уверенно шагнул вперед, но от удивления остановился в проеме.

В крошечном холле маленькой квартирки из двух комнатушек было предсказуемо темно, а вот дверь из мутного стекла, ведущая в правую комнату, странно переливалась. Вдобавок, оттуда отчетливо доносилась тихая музыка. Мелодичная — ничего даже отдаленно напоминающего то, что обычно слушал Элан.

Сосед, которого друзья-однокурсники почему-то считали похожим на него, даже посмеивались, что их тела в прошлом наверняка принадлежали братьям, учился на другом потоке, и еще вчера получил распределение. Стал Путником. А сегодня, если Ран ничего не перепутал снова, Элан должен впервые встретиться с Проводником.

Парень нахмурился, понимая, что ошибиться не мог. Полученная Эланом Цель вызывала досаду и зависть, а его нежелание рассказывать подробности, злило. И он точно помнил, как накануне вечером сосед говорил о предстоящей встрече, по окончании которой, вполне возможно, уже не вернется, и что они, вероятно, видятся в последний раз.

Ага, в последний… Как ему некогда. Наверняка, соврал. Вполне в его стиле. А теперь закрылся у себя и непонятно чем занимается.

Впрочем, оставалась и другая версия. Элан сказал правду, а тот, кто находится за светящимся стеклом-дверью — новый сосед.

Словно в ответ на мысли из комнаты послышались приглушенные стоны, следом — осторожный шорох, потом — шепот, снова стоны.

Стоило плюнуть, быстренько забрать из своей комнаты фотон, вернуться на базу, чтобы использовать оставшееся до испытания время на подготовку. Элан или кто-то другой — уже без разницы, потому что через день-два сам навсегда покинет лагерь новичков.

Ран уверенно направился к себе. Фотон, оставленный в спешке на столике, приветливо заискрился. Подумав в очередной раз, какой же он все-таки идиот, молодой человек схватил устройство, торопливо запихал в карман куртки. Вышел обратно в холл, зашагал к выходу.

И все же любопытство оказалось сильнее.

В три шага преодолев узенький проход, он уже стоял у светящейся двери соседа. Тонкое, но прочное стекло неожиданно поползло в сторону. И раньше, чем Ран успел что-то осознать, его глазам предстала смятая постель в полумраке комнаты. На ней, запутавшись в скрученных простынях, сплелись два тела. Одно — обычное. Такое же, как у него. Второе…

Перехватило дыхание. Горячая волна ударила в голову, сердце бешено заколотилось, собираясь порвать грудную клетку в клочья. Пульс стучал в висках, мысли путались.

Плохо соображая, Ран уцепился пальцами за проем.

Второе тело было другим. Оно светилось, завораживало, притягивало взгляд и сводило с ума. Оно что-то делало с ним, чему не находилось слов и определений.

Каким-то образом Ран вдруг понял, что это и есть Проводник. И что он не может, не должен этого знать. Обязан уйти, забыть, стереть из памяти увиденное. Но не мог пошевелиться. Продолжал стоять, навалившись всем весом на стену. Судорожно хватал пересохшими губами воздух, боясь задохнуться и желая умереть. Смотрел, как обнаженные тела извивались на кровати, слушал, как из горла Элана доносятся хриплые стоны, запоминал каждую деталь, каждый вздох, каждое движение…


Ран с улыбкой открыл глаза.

Глупый, наивный, неопытный — он столько не понимал тогда, столько не мог даже представить. Это потом появилось знание, что люди делятся на два вида: такие, как он — мужчины, и такие, как-то светящееся на постели тело — женщины. И что именно последние способны стать Проводниками.

Это потом, позже и благодаря Нель, узнал, что такое настоящее влечение, непреодолимое желание плоти наслаждаться.

…Солнце уже почти опустилось за горизонт, только самый краешек еще выглядывал из-за темной глади моря, раскрашивая пушистые облака в самые причудливые цвета: от пурпурного до грязно-желтого. Пара минут, и он тоже скроется из виду. Разноцветное небо посереет, постепенно превратится в бурое, а потом — в черное. Крошечного тонкого полумесяца не хватит даже, чтобы осветить пляж. Тем более, дорогу домой.

Впрочем, сейчас это не важно. Нель прекрасно ориентируется, с ней не заблудишься даже в бурю, когда перед глазами потоки воды, а над головой ни звездочки. Она не боится, это ему нужен свет.

Ран не любил темноту. Никогда. Сколько себя помнил, она всегда угнетала, давила тяжестью, заставляя чувствовать себя беспомощным и ничтожным в уютном и знакомом мире.

Нель стала светом. И даже сейчас ее тонкий, почти невесомый темный силуэт на фоне гаснущего неба был для него светом. Ярким, манящим, ослепляющим. Ориентиром, указывающим путь. Причиной, чтобы туда стремиться.

— Думаешь, Они нас послушают? — Ран бесшумно подошел сзади, крепко обнял, прижимая к груди. Зарылся лицом в пахнущих морем волосах. Нежно чмокнул в затылок.

Нель не обернулась, только перехватила его руки, сплетая пальцы.

— Конечно, послушают. У Них нет выбора.

— Есть и Они его уже сделали. Теперь Они могут заставить…

— Не могут, — перебила Нель. Еще крепче сжала пальцы. — Это лишено смысла. А Им важна Цель и конечный результат. Все, что способствует ее достижению, они в состоянии принять и одобрить. Так было. И так будет.

— Так будет, если не сочтут, что ты и я не способны достичь эту Цель вместе. А Они сомневаются, иначе выбрали бы тебя моим Проводником сами. Почему сейчас должны изменить мнение? Потому что мы есть? Потому что сошли с ума от люб… — резкий порыв ветра взметнул длинные светлые волосы Нель в воздух, хлестнул по лицу, вынуждая оборвать фразу на полуслове.

— Потому что мы докажем Им, что Они ошиблись, — Нель повернулась. Серьезная, решительная, только в глубине карих глазах пряталась привычная добродушная насмешка. Крепко обхватила пальцами его ладони, потянулась к губам. — У нас все получится. Ты ведь мне веришь?

— Верю, — шепнул Ран, отвечая на поцелуй.

Он верил. Должен был верить, пусть шансов, что эта ночь станет для них последней, все равно больше…


Они нарушили негласные правила Мигдаль. Она, отказавшись от выбранного для нее Высшими Путника, он — от своего Проводника. С тех пор были неразлучны. Превратились в общий механизм. Став двумя половинками, забыли, что может быть иначе. Не желали иначе, потому что друг без друга их просто не существует. И конец у них должен быть один на двоих. Ему нечего опасаться.

Это вдруг стало так ясно, так понятно. Они умрут вместе, одновременно. По-другому просто не выйдет. И доказательство этому — их прочная связь до сих пор. Это другие неожиданно исчезали, бросали своих Проводников или Путников одних. Это другим находили замену. С ними подобного не случится. Их просто невозможно заменить друг для друга.

Пора.

Ран понял это гораздо раньше, чем заметил неровное свечение Граней. Встал, стряхивая с джинсов прилипшие травинки. Уверенно шагнул вперед, когда лес перед ним превратился в перевернутую черно-белую картинку.

Когда густой туман рассеялся, стало понятно, где он. И с кем.

— Даже не удивишься? — разочарованно протянула Сигаль.

— Чему? Ты слишком предсказуема, — усмехнулся Ран. — Рано или поздно должна была вмешаться.

— Лучше рано, правда? А я, между прочим, сама доброта. Я, — девушка ухмыльнулась, — всего лишь решила помочь. Почему нет? Мне ведь не сложно. По старой дружбе.

— Ну да, конечно, — хмыкнул он. Скользнул взглядом по ее лицу, фигуре. Как и он, Сигаль была без одежды, босиком. — Значит, следила?

— Наблюдала. Всегда. Ты ведь все еще очень много значишь в моей жизни.

Ран вздохнул. Еще раз огляделся. Сглотнул. Вокруг — темнота. Такая, что кажется, будто тебя посадили в каменный колодец и закрыли крышкой. Стоит вытянуть руку и наткнешься на холодные, влажные стены. Но никаких стен нет, и это самое ужасное, потому что черная пустота, как кокон, окружает со всех сторон, и она — бесконечна. Даже пол под ногами — только видимость. В любой момент он исчезнет, сменяясь бездной.

Его самый страшный кошмар. Сигаль это прекрасно известно.

— Мстишь за Нель? Чтобы больнее?

— Глупости, — отмахнулась девушка. — Что мне это даст? Она и без меня отлично справилась.

— И это ты уже знаешь, а? — бросил Ран. — Шустро. Но поверь, меня гораздо сильнее беспокоит, как ты вытащила меня сюда, а не почему.

— У тебя всегда были проблемы с приоритетами, милый, — Сигаль приблизилась, пробежалась кончиками пальцев по его щеке, шее, груди. Не сильно, но ощутимо уперлась указательным пальцем, как будто собиралась проткнуть насквозь прямо в сердце. — С технической точки зрения, ты все еще мой Путник. Всегда им был и до последнего вздоха останешься. Поэтому организовать нам свидание в Астрале — сущая ерунда. Тем более, теперь, когда, как ты понимаешь, все должно вернуться на круги своя.

Внутри похолодело от ужаса. Перспектива оказаться без Проводника совсем и сгинуть уже не страшила. Вот она — худшая из зол. Стоит перед ним, довольно ухмыляется.

— Не правда. Нель говорила…

— Нель врала, — оборвала Сигаль. — Или ошибалась, если тебе так легче, — добавила с холодной улыбкой. Потрепала по щеке. — Истинный выбор возможен только однажды. И только сделанный Ими имеет силу. Вам же просто позволили окунуться в иллюзию собственного. На время… Оно истекло. Ты снова принадлежишь мне.

— Допустим…

— Не допустим, а так есть. Факт, что ты находишься сейчас здесь, со мной — лучшее доказательство. Но можешь, как всегда, сначала поупрямиться, — она чуть склонила голову набок, еще шире улыбнулась. — Я привыкла. Заодно научилась быть терпеливой.

Ран встретился с ней взглядом, пожал плечами.

— Чтобы получить полную власть Проводника одного Их выбора недостаточно. А мы с тобой, насколько я помню…

— Вот тут ты прав. Собственно, — она опять ухмыльнулась, — именно по этой причине мы сейчас здесь. Хочу провести профилактическую беседу. Незаменимых нет, а Путников без Проводника существовать не может. Ты ведь понимаешь, что Нель больше не вернется. И знаешь, что тебе необходим новый свет. Поэтому все что тебе остается — увидеть мой и принять меня, — она снова ласково пробежалась пальцами по его груди. — Есть два способа. Добровольно согласившись или… не совсем добровольно. Первый вариант, конечно же, не для нас с тобой. И ты ведь не станешь злиться, если я сразу перейду ко второму?

— Сигаль, ты напрасно теряешь время.

— Да? А давай убедимся? Здесь, — она выразительно кивнула в сторону, — полно вариантов твоего прошлого и будущего, и так легко запутаться, правда? Вот и погуляй, подумай. Освежи сознание. Когда… Нет, — усмехнулась. — Если! Если вернешься обратно в свое тело, уверена, будешь куда более сговорчивей на втором свидании. Приятной прогулки, Раниэль.

Сигаль не сильно толкнула в грудь. Ран оступился, на миг потерял равновесие, а в следующую секунду упругий пол под ногами провалился.

…Долгие секунды… Минуты, часы, дни… Может быть, года. Время здесь не властно. Его просто не существует. Есть только черная бездна, а падение может длиться одинаково незаметно: и короткий миг, и целую вечность. Даже банальный страх отсутствует, потому что ничего хуже самого падения уже не случится. Потому что внизу нет дна, куда можно упасть, разбиться, взвыть от боли, слыша хруст собственного позвоночника.

Эта черная, бессмысленная бесконечность ужасает.

А потом, когда устал даже бояться, когда сознание смирилось, неожиданно появляется спасительная мысль — где-то ведь есть выход. Его возможно, необходимо найти… Хотя бы попробовать. Это вынуждает бороться, изо всех сил хвататься за воздух, чтобы замедлить падение, остановиться.

Иногда получается. И тогда картинка меняется. Но еще неизвестно, что лучше, потому что модернизовавшаяся реальность с одинаковой вероятностью может оказаться и прошлым, и будущим, и надеждой, и худшим кошмаром. Ты цепляешься за нее, стараясь понять, удержаться, осмыслить, а потом снова падаешь в темноту.

И снова, и снова, и снова… Не выкарабкаться.

…Миловидная блондинка в голубых джинсах и бирюзовой футболке приседает на покатый серый валун, огромный, почти ему по пояс. Чуть наклоняет вперед голову, так, что светлые волосы бесшумно скользят по плечам, падают ей на лицо. Резкими, уверенными движениями скручивает их в хвост на затылке. Выпрямляется, устало вздыхает:

— Ладно, Раниэль. Еще раз, — мелодичный голос неестественно отчеканивает фразы, дробя предложения на слова. Может быть, поэтому до него никак не доходит смысл того, что она объясняет: — Мигдаль — это Ментал. Мир Высших энергий. Это их обитель и дом илади. Они — самая высшая материя. Мир Идей, мир Разума, мир Мысли…

Он не понимает. Слушает, но не слышит. Пытается вспомнить, как ее зовут. Не получается, хотя уверен, что знает.

И снова темнота…

…Белые стены, белый потолок, белый, блестящий пол. Белоснежный свет отовсюду. Ослепляет, режет глаза.

Нель лежит на чем-то, отдаленно напоминающем кресло. Или стол. Тонкая белая пластина, изогнутая в двух местах, чтобы на нее можно было усадить безвольное человеческое тело, в котором уже не осталось сил на сопротивление. Даже желания жить.

Потухший взгляд, когда-то карие, а теперь — бесцветные глаза, прозрачная кожа. Под ней вместо плоти и бегущей по голубым венам красной крови — пустота. Нель не умирает. Она исчезает. Изнутри.

Он приближается. Осторожно касается губами бледной, ледяной щеки, хочет поцеловать, и вдруг понимает, что целует пустоту. Вздрагивает, отшатываясь. В ужасе осознает, что девушка никуда не исчезла. Она все еще здесь, перед ним. И это не Нель. Это Сигаль.

Раньше, чем успевает осмыслить произошедшее только что, снова проваливается в темноту.

…Сигаль улыбается. У нее чудесная улыбка. И необыкновенные глаза. Медовые, искрящиеся. Они смотрят на тебя и будто бы насквозь. Словно могут видеть всё — твою сущность, мысли, желания.

Сигаль — первая девушка, которую видит так близко, к которой может прикоснуться, заговорить. Она — его Проводник. Ее выбрали для него Высшие.

— Контакты сущностей Ментала с обычными людьми полностью исключены. Даже с такими, как ты, кто рожден илади. Хотя и возможны. Но все равно редкость. Инициатива контакта может исходить только от Них. «Сверху», — она показывает рукой на серое, как всегда затянутое тучами небо Нарды. — Так проще представить. На самом деле Высшие везде.

Ран кивает. Он знает, кто такие Высшие, помнит, что Они — те, благодаря кому у него есть новая жизнь и Цель.

— Ментальный мир проникает в материальный. Связан Астралом, но возможен и прямой переход. Конечно, не для всех, — продолжает рассказывать Сигаль. — Высшие контролируют деятельность своих посланцев, таких, как ты, Путников, с помощью таких, как я, Проводников. Наш уровень вибрации энергетических полей выше, поэтому контакт осуществим в оба направления.

Он что-то хочет спросить. Что-то важное. Но забывает раньше, чем вопрос слетает с губ.

И опять проваливается в темноту…

…Нель нервничает. В карих глазах — беспокойство. Она то и дело сцепляет пальцы в замок, вскакивает с кресла, подходит к окну, напряженно смотрит на море вдалеке.

Он долго не решается спросить, что случилось. Ждет, пока расскажет сама. Но Нель молчит.

— Расскажи, — не выдерживает. Просит он. — Вместе мы сможем…

— Нет больше «вместе», — выкрикивает она. — Ты остаешься один, потому что я ухожу, — молчит, смотрит невидящим взглядом.

— Почему, Нель?

— Так было. Так будет.

Он понимает — Нель не врет. Это не игра. Что-то случилось, что-то изменилось. Чувствует, их больше нет. Есть он и она. Отдельно. И это невыносимо больно.

Они все еще стоят рядом. Достаточно протянуть руку, прикоснуться друг к другу, но кажется, что Нель отдаляется. Все дальше и дальше, пока тонкий, знакомый силуэт не растворяется в воздухе.

Он сжимает веки, чтобы не видеть.

— Пожалуйста, не уходи… — пытается закричать, но крик обрывается, застревает в горле. Тогда он шепчет: — Останься. Мы ведь сможем… Так было. Так будет.

На миг кажется, что Нель снова рядом. Нежные теплые руки касаются его кожи, дотрагиваются до лба. Тихий, ласковый голос что-то говорит, но он не может понять слов. Распахивает глаза, но вокруг только темная молчаливая пустота…

…Он не видит ее. Вокруг все та же темная бесконечность. Только испуганный голос сбивчиво шепчет в сознании:

— Мы обречены. Биологическая оболочка не приспособлена на долгий контакт, постепенно разрушается. Слишком быстро. Они скрывают… от всех… Не хотят, чтобы знали. Но мы можем попробовать изменить…

Голос затихает. Неожиданная тишина пугает еще больше, чем темнота.

Потом кажется, что кто-то зовет его по имени. Невнятно, тихо. Не разобрать даже направления, откуда слышится голос.

Темнота…

…Другой голос, тоже женский. По-прежнему в темноте. По-прежнему не разобрать, откуда.

— Ты — человек. Тебя изменили, приспособили, но твоя настоящая сущность осталась прежней. Ты — илади. Ты был и будешь часть Мигдаля. Твое ментальное тело способно раскрыть весь внутренний потенциал. Не только свой. Любой. Это огромная власть. Это абсолютный максимум всего, что только существует на всех уровнях. Ты можешь… должен попробовать…

…Вспышка света ослепляет, вынуждает зажмуриться. Когда он открывает глаза, вокруг — пляж. Тот самый, куда они так часто сбегали с Нель. А может, просто очень похожий на него. Идет дождь.

На песке, сутулясь, сидит Элан. Замечает его, приветливо машет рукой.

Мелькает мысль, что сосед недавно пропал и так и не вернулся в Нарду, но почти сразу исчезает. Удивление сменяется радостью.

— Помнишь, ты хотел знать, как это происходит? — бывший сосед широко улыбается. — Теперь я готов рассказать.

Ран почему-то не хочет этого слышать. Но все же послушно опускается рядом на мокрый песок.

— Не легко осознать вдруг, что ты — особенный, потому что у тебя есть Цель, — начинает Элан. — Вернее, всегда была. Просто ты узнал об этом только сейчас благодаря Им. Они помогли изменить твою сущность, подарили новую жизнь, вернули Цель. Ты ведь помнишь, как это было?

Он помнит. Сначала их Выбор пугает. Потом — ослепляет. Затем кажется, что все по-другому. Лучше.

— Да, — кивает Элан, как будто может читать его мысли. — Так происходит со всеми. Так было. Так будет. Я, ты, все, кто придет после нас будут с упоением отдаваться Цели. Будут с радостью учиться и познавать новый мир. Как мы, с восторгом отодвинут границы своей реальности. Искренне поверят, что возможно всё. И никогда не узнают, что Цель — всего лишь приманка для таких, как мы. Способ подчинить. Искусный обман, чтобы заставить нас, как глупых мотыльков, стремиться на встречу гибели, наивно принимая ее за свет жизни. Но ты знаешь. Ты можешь остановить. Ты должен…

…Мертвый город больше не пугал. Ран сроднился с ним, с его безлюдными проспектами и переулками, со слепыми глазницами-окнами, с полуразрушенными железобетонными зданиями и торчащими из обшарпанных стен огрызками электрических проводов.

Он не помнил, как попал сюда. Даже приблизительно не мог представить, как долго бродит в одиночестве по пустым улицам, и сколько еще придется плутать в каменном лабиринте. Это уже не казалось важным. Он знал, зачем пришел сюда. Он должен найти свет. Увидеть, сделать свой выбор, иначе навсегда останется здесь.

Так было, так будет.

Где-то там, за руинами многоэтажек, ждала ночь. Она неумолимо приближалась. Медленно, уверенно наступала, отвоевывая у уходящего дня секунду за секундой. Еще немного, и холодная тьма проглотит город.

Так было, так будет.

Нужно торопиться. Успеть до того, как черное небо навалится на плечи, собьет с ног, увлекая за собой в пустоту. Может, если подняться на крышу высотки, он станет ближе к звездам? Вдруг их света хватит, чтобы переждать до утра?

С каждой ступенькой все труднее дышать. Все сильнее желание подойти к краю, сорваться вниз. А затем провалиться в темноту, чтобы никаких мыслей, чтобы не помнить боль, не чувствовать страх. Больше не искать ответы. Смириться, подчиниться, уступить. Принять Их волю, Их выбор.

Так было, так будет.

Он почти сдался, когда услышал голос. Сначала едва различимый, похожий на шелест листьев, потом — осторожный шепот. Все громче, отчетливей.

Его звали. Его ждали.

Перед глазами появилась маленькая яркая точка. Она множилась, разрасталась, пока не превратилась в ослепительный, манящий к себе свет. Нель!

Ран из последних сил помчался вперед.

Нель не могла бросить, не могла оставить одного в темноте, не могла забыть… Она вернулась, чтобы спасти.

Так было, так будет…

конец

**************************************************
Я на «Книге фанфиков»
Я в «Контакте»
Я в «Живом Журнале»
avatar
Carmonka
Участник форума

Ошибки не учат, время не лечит.

http://carmonka.mybb.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения